Эрзянь ёвкст (М. Е. Евсевьев, 1928)/08

From Wikisource
(Redirected from Тумо-Петя (ёвкс))
Jump to navigation Jump to search
Эрзянь ёвкст  (1928) 
Эрзя ломанть, edited by Евсевьев, Макар Евсевьевич
Ёвкс 8
Эрзянь ёвкст (скаскат). Пурныньзе М. Е. Евсевьев. СССР-энь Наротнэнь Центральной Издательствась. Москов, 1928
[ 35 ]

ТУМО-ПЕТЯ.

Ульнесь вейке сюпав эрзя. Лемезе сонзэ Петя, прозваниязо Тумо. Сон киньгак эзь жаля, ансяк ярмак таштась. Весть Тумо-Петя моли веле юткова. Друк сонзэ ярмаконзо ёмасть. Кармась ярмакнэнь вешнемест. Вешнесь, вешнесь — эзиньзе муе. Озась шочко ланкс и кармась аварьдеме. Аварць, аварць — матедевсь. Кода сон сыргойсь, мольсь ваксозонзо цёрыне и мери:

— Мейсь, покштяй, аварьдят?

— Эх, цёрынем, ярмакон ёмавтынь!

— Ламольть?

— Комсьветее целковой!

[ 36 ]— Эх, ламо! — Покштяй, зняро максат, мон мусынь ярмакот!

— Хоть зняро максан, цёрынем, ансяк муи!

— Петак вешан — максат?

— Максан, цёрынем, седе ламо максан, ансяк муи!

Цёрынесь тусь чиезь ярмакнэнь вешнеме. Муиньзе, чийсь Петянень и максыньзе.

— Ну, покштяй, давай петак!

— Эх, цёрынем, арасть петакнэ, апак полавт ищо ярмакнэ!

— Знярдо макссак?

— Сак недлясто, максан теть!

Цёрынесь тусь кудов, Петя арси эсь пачканзо: „Мон те цёрыненть маняса, тык маняса!”

Недлясто сась цёрынесь и петак веши.

— Арасть ярмакон, мери Петя, исяк раминь чурькат!

— А знярдо ульме кармит?

— Сак сы недлясто!

— Ну, моли!

„Ащек”, арси Петя, кода тусь цёрынесь: „мон те эйкакшонть истя маняса, сон лотки монь кудос якамодо!”

Недлясто таго сы цёрынесь. Петя седе курок матс валксь и прась, буто чавовсь.

— Косо Петя покштясь, бабай? — кевкстизе цёрынесь козяйкандо.

— Сон а матс-ли чавовсь? Адяка вансынек! — мерсь бабась.

Тусть ванмондо. Петя а кувсияк — прок кулозь.

Цёрынесь сайсь кельме ведь ведра ды валызе лангозонзо.

„Ай” пижакаць Тумо Петя и стясь.

— Давай петаком! — пижакаць тензэ цёрынесь.

— Арась ней, пежеть арась! — божась Петя.

— Знярдо карми улеме?

— Сы недлясто!

[ 37 ]— Ну, моли, сан сы недлясто? — мерсь цёрынесь ды тусь.

„От кодамо!” — арси Петя — „а явтави! Ну мон яла теке манясать сонзэ!”

Сы недлястень анукстась Петя кандо-ласт и куломо одюжат. Недлястонть маць кандо-ластнэнь потс, пурнавць бабат и лайшить эснэнзэ.

— Косо Петя покштясь? — кевстиньзе цёрынесь бабатнень.

— Эли а несак косо? — кулось! — мери Петянь козейказо.

— Кулось?! — пижакаць цёрынесь, — алкукс кулось?

— Кулось, кулось!

— Мон ино свечине саян кисэнзэ!

Сайсь лавкасто петакто свеча, курвастизе и мольсь ваксозонзо. Саизе свечанть и судозондо токавтызе. Кода кирнявты Петя кандо-ластнэнь потсто масторов и пижакаць:

— Тынь месть истя тейнитядо? Весе судом пицевсь!

— Покштяй, давай петаком! — пижакаць цёрынесь.

— Осподи! тон монь яла а кацамак!

— А каттан, а каттан, покштяй! Коть месть тейнек, давай петаком!

— Ну, моли, сы недлясто сак!

Цёрынесь тусь.

„Ащек” — мери Петя — „мон яла теке а максать петакость!”

Сась се недляськак. Тумо-Петя таго оршась куломо одюжат и маць кандо-лаз потс. Кандызь сонзэ церкувас.

Сась цёрынесь.

— Косо покштям? — кевкстизе козяйканзо.

— Сон кулось, и минь уш кандынек сонзэ церькувас!

[ 38 ]— Церькувас кандынк уш?!

— Да, церькувас.

— Мон молян тов!

Цёрынесь мольсь церькувас, стяс уголнэс и ащи, — учи ве.

Сась ве. Совасть веть церкуванте розбойникт и кармасть иконостасонть синтреме.

Цёрынесь кода пижакады! Разбойникне кода туить чиеме. Тумо-Петя кода сти кандо ластнэнь потсто куломонь одюжатнень эснэ.

Разбойникне неизь сонзэ ды седе-як пек чиезь тусть.

Тумо-Петя капоць разбойникень прясто шапка и кирьди эйснэндэ.

— Покштяй, давай петакость! — пижакаць цёрынесь.

— На, на, ино! — ёртызе тенензэ разбойникнень шапканть и тусь церькувастонть.